Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:00 

Komm, geh mit mir zum Meer... auch wenn wir untergehen / Sage Ja! (c)

А это творение моих рук дело, надеюсь, вы не сочтете его слишком кощунственным х)))

Название: "Нехорошая квартира"

Фандом: кроссовер "МиМ" и Lacrimosa

Автор: Лютик_Эмрис

Жанр: юмор, стеб

Пейринг: отсутствует

Размер: миди

Дисклаймер: все права принадлежат Автору, а я только пришла чайком побаловаться))

Варнинг: весьма вольная интерпретация сюжета!

 

Если бы этим утром Игорю сказали: «Поднимайся немедленно, или тебя заставят весь оставшийся день слушать группу «Токио Хотель»!» - он бы ответил, едва ворочая языком, - «Делайте со мной что хотите! Хоть неделю - Диму Билана! Но дайте еще полежать!»
Не то что встать, он не мог даже глаза открыть! Перед глазами сновали цветные пятна, которые так и норовили сложиться в девочек в форме какой-то группы-поддержки, которые усиленно махали разноцветными помпонами, от чего у Игоря голова начинала кружится еще сильнее и появлялась вполне закономерная тошнота. Кроме того, в голове стучала назойливая мысль, что тошнота эта связана с мяуканьем какой-то новомодной бойс-группы. Еще в голове присутствовала асфальтоукладочная машина, которая назойливо гудела и, почему-то, его подопечный - Виталик – в каком-то совершенно непотребном наряде.
Игорь пытался припомнить, что же довело его до столь плачевного состояния, но припоминалось только одно, что, кажется, вчера он весь вечер пытался поцеловать какую-то даму, облаченную в перья, при чем клялся ей, что завтра непременно придет к ней в гости, на что дама отвечала: «Ты что, совсем сдурел, это же я – Андрей!!», но Игоря это не останавливало и он твердил свое: «А я все равно возьму и приду!»
Ни какая это была дама, ни какой сейчас был день, год и время суток Игорь решительно не знал, и не было сил дотянуться до черного корпуса мобильника, дабы развеять внезапный приступ тяжелого склероза. К тому же, Игорь подозревал, что сейчас он просто не сможет распознать даже цифры на экране. Наконец, ему удалось разлепить один глаз, увидеть отсвечивющее в полутьме трюмо и понять, что лежит он у себя дома. Тут кто-то заботливо саданул его по голове кувалдой (Игорь с запозданием осознал, что это не воры, а намешаный вчера абсент с коньяком, водкой и еще разными жидкостями с повышенным содержанием алкоголя)
Объяснимся: Игорь Кондратюк, генеральный продюсер канала «Шанс», очнулся утром у себя в квартире, которую снимал пополам со своим протеже Кузьмой в большой и зверски дорогой высотке, расположеной в самом престижном районе Киева. Надо сказать, что квартира эта – № 69 – давно пользовалась если не плохой, то, во всяком случае, странной репутацией. Еще несколько лет назад ее владелицей была некая Юлия, очень деловая и довольно молодая дама. Три комнаты своей огромной квартиры она сдавала жильцам: своему другу Павлику, начинающему бизнесмену, и еще одному, об имени и профессии которого история умалчивает.
И вот, пару лет назад из этой квартиры начали бесследно исчезать люди. Сначала в квартиру явился молодой человек в костюме отряда «Беркут», вызвал по домофону второго жильца (имя которого утрачено) и сказал, что тому нужно явиться в офис, дабы где-то расписаться. Жилец сказал домработнице, что если ему будут звонить, то пусть звонят на мобильный, а он вернется через двадцать минут и вышел. Но он не вернулся не то что через двадцать минут, но и вовсе не вернулся. Самое удивительное, что молодой человек в костюме «Беркут» тоже исчез!
Но на этом чертовщина не прекратилась. Через несколько дней пропал второй жилец квартиры, то бишь, сердечный друг Юлии – Павлик. Утром ему позвонили на домашний, где какой-то бас траурным голосом объявил, что-де цены на газ растут, а деньги простаивают. Павлик сказал Юлии, что понятия не имеет о чем, речь, но тем не менее, он съездит в офис и разузнает, что к чему. Стоит ли говорить, что он не вернулся?
Несколько дней прошли кое-как: Юлия очень волновалась по поводу исчезновения Павлика и решила уехать на дачу, дабы избавиться от мучавшией ее бессонницы. И тоже не вернулась! По городу ходили еще не менее абсурдные слухи, но они не остановили двух приятелей, которые, несколько раскрутившись на своем энергоемком и нервотрепательном деле, смогли позволить себе эту, без сомнений, прелестную квартиру.



Итак, Игорь застонал. Он хотел позвать на помощь своего друга Кузю, дважды простонал: «Кузя! Кузя!», но ответа не получил. В квартире стояла полнейшая тишина. Поняв, что помощи теперь ждать не откуда, Игорь решил подняться, чего бы это ему не стоило.
Он разлепил веки и улицезрел в трюмо пренеприятнейшую картину в лице крайне небритого себя с заплывшими глазами и совершенно неаккуратно-красным носом, глядя на который в голове немедленно возникали ассоциации с Новым Годом, елкой и Дедом Морозом, который действительно ввалился однажды в их дом и выпил если не всю в мире, то, по-крайней мере, всю в доме водку, «чтобы папе не досталось».
«Да-а-а-а, вот, что значит – гены!..» - запозла в голову назойливая мысль и Игорь решил прогнать ее полностью лишенным какой-либо координации жестом, от чего едва не слетел с кровати.
Мысль, как ни странно, не просто не прогналась, а напротив – материализовалась в неизвестного человека, одетого в черную, с вкраплением белого, одежду и черную шляпу, чем-то смахивающей на ковбойскую.
Игорь сел на кровати и сколько мог вытаращил налитые кровью (и абсентом) глаза на неизвестного. Тот первым нарушил затягивающееся молчание, произнес немного странным, но несколько все же приятным, голосом, в котором слышался иностранный акцент:
- Добрый день, симпатичнейший Игорь Николаевич!
- Что вам угодно? – после некоторой паузы выговорил Игорь, пытаясь вспомнить какие-то слова на родном языке, кроме матерных.
Незнакомец изящным жестом отогнул белоснежный манжет на рукаве, взглянул на часы и сказал:
- Одиннадцать! И вот уже ровно час, как я дожидаюсь вашего пробуждения, ибо вы назначили мне ровно в десять. Вот и я!
Игорь нащупал на стуле брюки, надел их, после чего спросил:
- А скажите, пожалуйста, как ваша фамилия?
- Ка-ак, вы и фамилию мою забыли? – гость в изумлении заломил вверх тонко подведенную левую бровь.
- Простите… - только и смог выдавить из себя Игорь. Ибо перед глазами у него всплыл тонкий стакан, наполненный прозрачной шипящей жидкостью с заманчивым названием «Антипохмелин».
- Дорогой Игорь Николаевич, - заговорил незнакомец, проницательно ухмыляясь, - никакой «Антипохмелин» вам не поможет. Следуйте старому и мудрому рецепту – подобное лечится подобным! Вас вернет к жизни только…
- Откровенно сказать, я вчера немножко…
- Ни слова больше! – воскликнул гость и отъехал с креслом в сторону. И Игорю предстал маленький столик на колесиках, скромно, но изящно сервированный. Там находились: черная икра на тарелке, что-то в кастрюльке, соленые огурцы, нарезанный хлеб, какие-то еще продукты, но это не главное… Главным было ПИИИИИВООООО!! Несколько запотевших от холода бутылок настоящего “Berliner WeiBe” от чего глаза Игоря, и так пребывавшие в несовсем полагавшемся им месте, и вовсе полезли на лоб.
Дабы предотвратить падение Игоревых глаз на пол, гость ловко открыл крышечку одной из пивных бутылок, с видом непревзойденного знатока наполнил густой янтарной жидкостью стакан (пока он это делал, Игорь неестетично глотал слюни) и с легкой улыбкой протянул стакан хозяину.
Примерно на дне второго стакана асфальтоукладочная машина напару с девочками из группы-поддержки покинула Игореву голову, слова стали выговариваться и он стал что-то припоминать. Вспомнил, к примеру, что вчера он действительно был у Андрея на даче, где собралось достаточное количество именитых гостей, коих Андрей и развлекал своей именитой второй ипостасью. И, кажется, там была водка.
После дачи разгулявшаяся толпа повалила в город, где сперва отправилась в ночной клуб. Там бывший подопечный Игоря – Виталик – тоже нахрюкавшийся до потери ориентации (и, как после начал подозревать Игорь, не только пространственной) сперва долго и нудно доказывал всем, что кто не знает, что такое «Пинаколада» - тот дебил. А потом заказал этой дряни на всех, которая, смешавшись с водкой, норовила потечь через уши. Но Виталика это ничутьне смутило и он браво полез к шесту на барной стойке, отпихнув стриптизершу и сказав, что она-де «драная представительница семейства непарнокопытных» и что «сейчас он покажет всем присутствующим почем во Львове место на кладбище». И действително показал. Мда… Кажется, мальчик действительно зря ударился в шоу-бизнес. Такой талант стриптизера пропадает…
Что было после, все равно пока вспоминалось с большим трудом. Кажется, они с Виталиком браво удирали через черный ход от толпы поклонниц и поклонников мужского стриптиза. Новоявленный Тарзан пытался находу одеть чудом отобранные у зрителей штаны. Кроме штанов на нем был черный плащик, стибренный у одной из стриптизерш, ворот и рукава которого были украшены фиолетовыми перьями.
В поисках спасенья они ломанулись в первую попавшуюся дверь и очутились на gothic party, на которую их, как ни странно, пропустили, правда, почему-то поименовав «позерами». Любителей стриптиза, кажется, не пустили. Узрев КАКОЙ народ там обретается, Игорь даже слегка протрезвел, но теперь уж все равно не мог вспомнить, как он очутился у барной стойки в компании барышни в кибер-шлеме, которая почему-то выдавала себе за мужчину-гомосексуалиста и жутко обижалась на его попытки сие опровергнуть. Виталик, как и следовало ожидать, тут же с ней сдружился. Девушка заявила, что они действительно позеры, если не пили абсент. Ну они и выпили… Что было дальше всплывало отрывками. Кажется, Виталик и девушка начали шумно жаловаться на свою нелегкую судьбу, кричать, что попса – дерьмо, и готика – тоже дерьмо и в конце дружно решили уйти со сцены и организовать собственный панк-бойз-бэнд «для души».
Таким образом, вчерашний день стал понемногу проясняться, но Игоря сейчас гораздо более интересовал день сегодняшний и, в частности, появление в спальне неизвестного, да еще с пивом и закуской!
- Ну, что же, теперь вы вспомнили мою фамилию? – тем временем ехидно поинтересовался гость.
Но Игорь только стыдливо развел руками.
- Однако! Я чувствую, что после водки вы пили абсент! Помилуйте, дражайший, разве можно это делать?
- Я хочу попросить вас, чтобы это осталось между нами… - заискивающе сказал Игорь.
- О, конечно, конечно! Всегда битте шон! – поспешил заверить его таинственный посетитель, - Хотя за Виталика я, само собой, ручаться не могу.
- А вы разве знаете Виталика? – офонарел Игорь.
- Вчера в вашем офисе видел этого субъекта мельком и одного беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, что он сволочь, подхалим и певец из него, я вам скажу, посредственный.
«Не в бровь, а в глаз!» - подумал Игорь, пораженный таким точным и кратким определением Виталика.
Да, вчерашний день вырисовывался. Но тревога не покидала ведушего «шансиста». Дело в том, что в этом вчерашнем дне продолжала зиять черная дыра. И Игорь мог поклясться на микрофоне караоке, что вот этого иностранца в его офисе вчера уж точно не было!
- Маэстро Вольфф, виртуоз черного и белого рояля, богема готической сцены мира вообще и Германии в частности, - «скромно» представился мужчина.
И пояснил, что только вчера он приехал из-за границы в Киев на гастроли. И что Игорь сам уговорил его дать два концерта в помещении ввереного ему концертного зала. После согласовал этот вопрос где следует (Игорь подбледнел и заморгал глазами), подписал контракт с маэстро Вольффом (Игорь некрасиво уронил нижнюю челюсть на пряжку пояса) и условился, что сегодня герр Вольфф прибудет к нему в десять для уточнения деталей. Прибыв на место, маэстро был встречен его другом Кузей, который открыл дверь, впустил гостя, и даже сходил в супермаркет на первом этаже, дабы добыть средство опохмела, ой, то есть лечения для перебравшего друга. После чего он ушел, ссылаясь на загруженный рабочий день.
Итак, пиво и остальное тоже стали понятны, но все же на Игоря было жалко смотреть. Приступ жесткого склероза не желал отпускать его сознание, о контракте он ничего не помнил и уж тем более о том, как он мог в здравом уме и твердой памяти пойти на такую авантюру, как концерт неформальщины! Да, пускай он и слушает втихаря Metallica, но такие вещи как имя и формат не так просто вернуть!
- Разрешите взглянуть на контракт, - тихо попросил Игорь.
- Пожалуйста, пожалуйста, - воскликнул артист и протянул ему листок бумаги.
Игорь взглянул на эту бумагу, волосы на его голове встали дыбом и, как показалось ему, заколосились, словно добрый урожай пшеницы (хотя от агрономии он был далек в ровной степени, как и от готики) Все было на месте. Печати, расписка о гонораре и вторая расписка о том, что часть этого гонорара маэстро Вольфф уже получил авансом, подписи все стояли на своих местах… в том числе и его собственная, которую мог подделать разве что Кузя, но такие шутки были уж совсем не в его стиле! Хотя… в голову Игоря заползла крайне нехорошая, но многое объяснявшая, мысль и он стал затравлено озираться по сторонам в поисках скрытой камеры и Пельша, выглядывающего из сортира.
Кстати о сортирах… не мешало бы его проверить!
Игорь попросил разрешения на минуту отлучиться и как был в носках понесся исследовать туалет и прочие комнаты, по пути набирая номер Кузьмы на мобильнике. Пока в трубке длинно гудело, он лихорадочно осматривал квартиру, заглянул даже в душевую кабину и под крышку унитаза, но никого не обнаружил. После чего задумался и полез в вентиляционное окно.
Тут трубка подала голос. Как заметил Игорь, подозрительно веселый голос Кузьмы.
- Привет, чувырло! – радостно сообщила она. – Гутен морген, как говорит наш немецкий друг!
- Засунь себе в … свой морген! – зашипел Игорь. – Что за бред с этим концертом?!!
- Почему бред? Афиши уже готовы, между прочим! Так что бери свою звезду кардебалета, маэстро тоже не забудь и дуй в офис! Им же приготовится надо, как ты думаешь? Когда вас ждать?
- Через полчаса, - слабым голосом ответил Игорь и нажал на кнопку сброса. Перспектива вырисовывалась более чем печальная. Все были в курсе, все всё помнили, кроме него. Надо все-таки пойти показаться психиатру. А то работа нервная, вот уже ретроградная амнезия началась!
С такими невеселыми мыслями Игорь поплелся обратно в спальню, ибо он и так непозволительно долго отсутствовал. Может, он и пропил последние мозги, но от воспитания-то что-то осталось!
Тут Игорь, проходя мимо зеркала в прихожей (пыльном и давно тербующем заботливой руки «мистера Мускула»), отчетливо увидел какого-то странного субъекта, с длинными всклокочеными волосами и бледной, размалеванной «под Ворона» рожей. А тот отразился и тот час пропал. Игорь, в состоянии толи полуобморока, толи вернувшейся белой горячки, обернулся, а после снова пристально вгляделся в зеркало и его вторично качнуло, ибо в зеркале прошел здоровенный черный кот и тоже пропал.
У Игоря оборвалось сердце и он пошатнулся. После чего перекрестился. Вспомнил также Аллаха, Будду, Зевса и индейскую богиню Чиа. И всем клятвенно пообещал, что если глюки сейчас прекратятся, то он навсегда бросит не только пить, но и курить, нюхать, колоться кислым борщом в пятку и жрать докторскую колбасу, к которой испытывал непреодолимую тягу еще со студенческих лет.
- Эй! Что тут еще за коты шляются?! Откуда он? И кто это еще с ним?! Кузя, я убью тебя за эти шуточки!! – заорал он, понимая, что Кузьма его не услышит, но сдерживаться больше не было сил. На что ему тем не менее ответили.
- Не беспокойтесь, Игорь Николаевич, - отозвался голос гостя из спальни. – кот этот мой. И остальные тоже. Не нервничайте. Никакой скрытой камеры в вашей квартире нет, а Пельша под крышкой унитаза, тем более. Да и Кузя тут абсолютно не при чем!
Слова эти были настолько неожиданны и нелепы, что Игорь решил, что они ему почудились. В полном смятении он рысцой побежал в спальню и застыл на пороге. А волосы на его голове не то что заколосились, а по ним пошли волны, как по полю перед грозой.
Маэстро Вольфф пребывал в спальне уже не один, а в компании. Прежде всего в кресле восседал «воронообразный» тип, глюк номер один. Теперь он был ясно виден: вытянутое, разукрашеное белым гримом лицо, волосы, выкрашенные в черный цвет свисают с разных сторон, имитируя, по всей видимости, «легкий беспорядок», а в действительности же Игорь невольно задумался, что глюку не мешало бы посетить парикмахерскую. И давно. За воротник черной футболки глюка были прицеплены огромные черные очки, одно из стекол которых было треснутое, а второе отсутствовало.
Но в спальне были вещи и похуже. На пуфе, возле Игоревой кровати, в вальяжной позе расположился некто, кто сперва и сослепу показался Игорю котом, но потом он рассмотрел, что это молодой человек, лицом смахивающий на кота и к тому же весьма напоминавший представителя новомодной культуры эмо. В одной руке он держал бокал пива, а в другой – китайские палочки, между которыми был зажат кусок суши («ах, вот что было, черт побери, в кастрюльке!» - ввиду сложившихся обстоятельств, невпопад подумал Игорь). Эмо тоже был одет в черное, а на груди у него был приколот значок, где по-русски черным по розовому было написано: “Шанс – маст дай!!!”
Свет, и без того слабый в спальне, вовсе начал меркнуть в глазах Игоря, он еще раз покачнулся и ухватился за притолоку.
- Я вижу, что вы немного удивлены, дражайший Игорь Никоглаевич? – осведомился маэстро у лязгающего зубами Игоря. – А между прочем удивляться нечему. Это моя группа.
Тут эмо тоскливо затянул, без малейшего признака акцента: «Ой, напилася я пья-а-а-ана! Не дойду я до до-о-о-ому-у-у-у!!» и Игорева рука поползла вниз по притолоке.
- И она, между прочим, требует места. – продолжил герр Вольфф, не обращая внимания на эмовские песнопения. – Так что кое-кто явно лишний в этой квартире. И мне кажется, что лишний – именно вы!
- Они-они! – козлинным голосом запел «воронообразный» тип, говоря о Игоре во множественном числе. – Они вообще в последнее время жутко свинячат. Пьянствуют, вступают в связи с женщинами, вешаются на трансвеститов, ни черта ни делают и вообще отказываются что либо смыслить в том, что им поручено!
- Лимузин зря гоняет казенный! – наябедничал эмо.
И тут случилось четвертое, и последнее явление в квартире, когда Игорь, совсем уж сползший на пол, ослабевшей рукой царапал притолоку.
Прямо из зеркала вышел небольшой, лохматый белобрысый человек, к тому же по нему было видно, что брился он последний раз неделю назад и то, вероятно, по ошибке. Из кармана его жилетки торчала барабанная палочка.
- Я, - вступил в разговор этот новоявленный. – вообще не понимаю, как он попал в генпродюсеры. Из него такой же продюсер, как из меня архангел Михаил!
- Ты не похож на архангела, - заметил эмо, жуя суши.
- Вот я и говорю! – прогнусил белобрысый и, повернувшись к Вольффу, добавил почтительно. – Маэстро, разрешите выкинуть его ко всем чертым из Киева? Пусть этот стервец научится как надо работать у тех, кто это умеет!
- Брысь!!! – вдруг рявкнул эмо, выхватил откуда-то из-за спины электрогитару и хорошенько приложил ею Игоря по голове.
«А Кузя всегда говорил, что гитара – не ударный инструмент…» - с тоской подумал Игорь, теряя сознание и решив, что теперь уж точно умирает.
Но он не умер. Приоткрыв глаза, он увидел себя сидящим на чем-то каменном. Вокруг что-то шумело. Когда он открыл глаза как следует, то понял, что шумит вода и что, более того, вода покачивается у его ног и что сидит он на набережной. Над ним сверкающее голубое небо, впереди плещется широкая река, а сзади – какой-то огромный и явно европейский город.
Не зная, как поступают в таких случаях, Игорь поднялся на трясущиеся ноги и пошел вдоль по набережной.
Неподалеку стоял какой-то человек, курил, плевал в воду. На Игоря он поглядел дикими глазами и перестал плевать.
Тогда Игорь отколол такую штуку: стал на колени перед неизвестным курильщиком и произнес:
- Умоляю, скажите какой это город?!
- Факинг рашен-турист! – сказал курильщик и до Игоря стало доходить, что это может быть вовсе не постсоветский город. Он с трудом вспомнил школьную программу английского языка и промямлил:
- Where am I? What is this city? I didn't drink. I am sick. What is this city?!
- It is Hamburg!
Игорь охнул и повалился на вымощенную плиткой набережную. Сознание покинуло его.


@темы: фанфикшн

Комментарии
2009-12-25 в 21:52 

Балованная свинья ©
забавно :)

2009-12-25 в 22:38 

Komm, geh mit mir zum Meer... auch wenn wir untergehen / Sage Ja! (c)
гг, спасибо)

2010-05-12 в 20:20 

После чего перекрестился. Вспомнил также Аллаха, Будду, Зевса и индейскую богиню Чиа. И всем клятвенно пообещал, что если глюки сейчас прекратятся, то он навсегда бросит не только пить, но и курить, нюхать, колоться кислым борщом в пятку и жрать докторскую колбасу, к которой испытывал непреодолимую тягу еще со студенческих лет.А волосы на его голове не то что заколосились, а по ним пошли волны, как по полю перед грозой.Они вообще в последнее время жутко свинячат. - Факинг рашен-турист! – сказал курильщик и до Игоря стало доходить, что это может быть вовсе не постсоветский город.- It is Hamburg!

*стрелочка вверх* Неожиданно и остроумно. Я бы вас и дальше читала.

2010-05-12 в 20:52 

Komm, geh mit mir zum Meer... auch wenn wir untergehen / Sage Ja! (c)
Amanda Klimt,
благодарю)))
Если вдруг Вам интересно, то в фандоме Лакримозы у меня есть еще два фика. Покуситься же на МиМ еще раз я пока не осмелилась)

2010-05-12 в 21:07 

=Лютик_Эмрис=Так осмельтесь же! Осмельтесь! И никого не слушайте, все хорошо! Ваш фик имеет право на существование.

2010-05-12 в 22:28 

Komm, geh mit mir zum Meer... auch wenn wir untergehen / Sage Ja! (c)
Amanda Klimt
спасибо ^_______^ Может и соберусь скоро)

   

Мастер и Маргарита - бессмертное творенье Михаила Булгакова

главная