тролль, лжец, ни в чем не спец, на дуде игрец, органический пиздец.
Выдержки из статьи A.Б. Левина «АРХОНТЫ В МОСКВЕ. Манихейские мотивы в романе М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита"»

"Архонт - греческое слово, означающее "князь, правитель". Так в манихействе названы вожди демонов, порождений Мрака..."

"В манихействе силы зла представлены архонтами пяти миров Мрака и подвластными им демонами. Их предводитель по одному из вариантов толкований - Царь мира Дыма , по другим - родившийся из соединения всех пяти миров Сатана. ... Сатану сопровождают архонты пяти миров Мрака, и у Воланда пять спутников: Азазелло, Фагот, Бегемот, Абадонна, Гелла.

Азазелло - демон мира Дыма (Яда, Заразы, Морового поветрия):

"Тело всех сил, принадлежащих миру Дыма, -
это золото. А вкус плодов - соль.
Дух Царя тëмных - тот, кто царствует
ныне во властях и началах страны и всего
мира; я разумею тех, кто царствует над всем творением
и угнетает людей тиранией по воле своей."


Азазелло в полном соответствии с описанием демонов мира Дыма - "огненно-рыжий". Стоит ли напоминать, что "рыжий" в русском воровском арго означало и означает - золотой .

Имя Азазелло восходит, и это многократно отмечалось в комментариях к роману, к духу зла, именуемому в Библии Азазел, что в буквальном переводе означает козлоотпущение. По закону Моисея в день грехоотпущения избирались два козла, один для жертвоприношения Богу, а другой для "отпущения" в пустыню после предварительного возложения на него рук, что означало переложение на него грехов всего народа. Азазел известен у многих народов Ближнего Востока и у последователей некоторых древних христианских сект. У арабов до и после принятия ислама это имя было одним из имëн Сатаны. В иудейских апокрифах Азазел - негативный культурный герой, научивший, между прочим, женщин блудному искусству раскрашивания лица. И именно Азазелло даëт Маргарите золотую коробочку с дьявольским кремом, делающим еë, а заодно и Наташу, неотразимо прекрасными.


Фагот - демон мира Ветра (Вихря). Уже его имя на время пребывания в Москве - название духового инструмента можно толковать как аллюзию. Но особенно ярко его принадлежность к миру разрушающего Ветра проявляется в сцене прощания с Москвой на Воробьëвых горах. Перед тем как свистнуть "по старой памяти" и пообещав "только пошутить, исключительно пошутить", Кровьев-Фагот "...завился, как винт, и затем, внезапно раскрутившись, свистнул.
Этого свиста Маргарита не услыхала,но она его увидела в то время, когда еë вместе с горячим конëм бросило саженей на десять в сторону. Рядом с нею с корнем вырвало дубовое дерево, и земля покрылась трещинами до самой реки. Огромный пласт берега, вместе с пристанью и рестораном, высадило в реку. Вода в ней вскипела, взметнулась, и на противоположный берег зелëный и низменный, выплеснуло целый речной трамвай с совершенно невредимыми пассажирами. К ногам храпящего коня Маргариты швырнуло убитую свистом Фагота галку." (с)

Только демон мира Вихря мог бы произвести подобное действие:

"А царь миров Ветра имеет облик орла. Его
тело - железо, и тело всех, кто принадлежит
Ветру, - железо. Их вкус острый
в любом виде. Его дух - это дух идолопоклонничества,
духов заблуждения, пребывающих в каждом храме, в капищах
идолов, молельнях, изваяниях и образах, обителях
заблуждения мирского."


Фагот в романе не появляется с крыльями, если не считать именно его воплощением воробья, танцевавшего фокстрот на письменном столе и нагадившего в чернильницу профессора Кузьмина. Но у него - "усы пëрышки", он раскрывает рот, как птенец, при первом появлении он не касается земли, дунув в воздух он прекращает денежный дождь, дуновения же достаточно для уничтожения записи в домовой книге, чтобы подписать у Воланда договор "он слетал с ним в спальню и вернулся", и назван он редким словом надувало.


Архонт мира Огня (Пламени, Пожара) - Бегемот, главный виновник пожаров в Москве, как и подобает сынам Огня четвероногий и из рода кошачьих:

"А царь миров Огня имеет облик льва, первого
из всех зверей. Медь - тело его, и также
тело всех архонтов, принадлежащих Огню, - медь.
Их вкус - это вкус кислый во, всяком виде.
А дух царя тех, кто принадлежит миру Огня, - тот,
Что царствует среди знати и вождей, которые в
подчинении у властей, начал и царей мира.
Дух его также пребывает в лжеучениях,
которые служат огню и приносят жертву огню."


Имя его, восходящее к каноническим и апокрифическим книгам Ветхого Завета, означает по представлениям древних иудеев самого большого и сильного из четвероногих животных. А по убеждению манихеев все четвероногие произошли от демонов мира Огня

Облик Бегемота соединяет в себе черты архонта мира Огня и традиционного для многих народов олицетворения Дьявола в виде чëрного кота. В частности, обвинявшимся в формальном культе дьявола альбигойцам, влияние на которых манихейства несомненно, приписывались собрания, на которых Сатана присутствовал в виде кота.

Атрибуты Бегемота - примус с медным или из медного сплава резервуаром или маринованный, то есть приготовленный в уксусе, заведомо кислый гриб - очевидные атрибуты архонта мира Огня. Преобразившись в последнем полëте, Бегемот оказывается пажом - тем, кто обязательно знатен, но находится в подчинении у начал и царей мира.


Абадонна - демон мира Тьмы, отсутствия всякого света, олицетворение поглощающей, скрывающей и бесследно уничтожающей ямы могилы и пропасти преисподней.

"А царь мира Мрака - дракон. Его
тело - свинец и олово; также у всех архонтов,
принадлежащих миру Мрака, тело - свинец и
олово. А вкус его плодов - горечь.
А царящий в них дух - это дух,
Доныне гласящий в оракулах и дающий предсказания."


Имя Абадонна восходит к библейскому Аваддон - уничтожение, прекращение бытия. В Ветхом Завете - это имя синоним смерти и преисподней, как бездны: "Преисподняя и Аваддон открыты перед Господом, тем более сердца сынов человеческих." В откровении Иоанна Богослова говорится об ангеле бездны "...имя ему по-еврейски Аваддон, а по-гречески Аполлион (губитель)." Полчища подчинëнных Аваддону существ - гигантская саранча удивительно похожая на драконов.

Чëрные очки скрывают глаза Абадонны, в которых зияет абсолютный Мрак, символ разверстой бездны, взглянув в них, человек гибнет.


Наконец, Гелла - демон мира Воды (Тумана):

"А царь мира Воды имеет облик рыбы. Его
тело - серебро; и у всех архонтов, принадлежащих Воде,
тело - серебро. А вкус его плодов -
сладость водяная, вкус сладкий во, всяком вкусе.
А дух царя архонтов Воды - тот, что царствует
Ныне в лжеучениях заблуждения, которые
Крестятся омовением водным, чья надежда
И упование - в крещении водном."


Из всех спутников Воланда Гелла выписана наименее подробно и на еë принадлежность к миру Воды намекает разве что гнилая малярийная сырость, которой тянет по полу, да ледяная волна, которой окатило Римского при приближении женщины - демона. В манихействе силы зла двуполы, и само разделение полов - проявление зла.


И натурально, как сказал бы один из наших героев, характерные черты повелителя архонтов Воланда, дробятся, двоятся, соединяя в его облике признаки принадлежности к каждому из подвластных ему миров. Например, коронки на зубах с правой стороны у него золотые, как должно было бы быть у архонта мира Дыма, а с левой - платиновые, т.е. из драгоценного металла неизвестного во времена Мани, но на вид неотличимые от серебряных, как должно было бы быть у архонта мира Воды. Ведь и само слово платина произошло от испанского plata - серебро. Правый глаз у Воланда пуст, черен и мертв, как закрытые черными очками глаза Абадонны, левый же зелен, как у Геллы.

В главе "Прощение и последний приют" Гелла и Абадонна отсутствуют, но число спутников у Воланда по-прежнему пять: закованный в латы Азазелло, тëмно-фиолетовый рыцарь - Фагот, задумчивый юный паж - Бегемот, Мастер и Маргарита. Это специфическая особенность манихейства, в котором стихии Света и Мрака образуют симметричные пентады, в отличие от большинства религиозных и философских систем или фольклорных традиций, в которых традиционно используются числа три, семь, двенадцать. ..."

Полностью статья: http://www.netslova.ru/ab_levin/arhont.html

@темы: исследования, интересные ссылки, демонология, Булгаков, статьи